Международный конгресс ECOJER «Формирование устойчивого будущего»

Пленарное заседание по «Международному сотрудничеству в борьбе против климатических изменений»

03 июня 2021

 

Ваше превосходительство –

Ляззат Рамазанова,

Заместитель Премьер-министра Роман Скляр,

Министр Магзум Мирзагалиев,

Я удостоен чести находиться с вами здесь, на первом Международном конгрессе ECOJER для объединения наших усилий в борьбе с климатическими изменениями - одной из основных современных проблем, с которыми сталкивается человечество.

Климатические изменения оказывают влияние на все страны. По оценкам ООН, мы потеряли 1,23 миллиона жизней во время 7,348 крупных бедствий, зарегистрированных в мире за последние 20 лет. Данные события затронули 4,2 миллиарда человек, в результате чего мировой экономический ущерб составил 2,97 триллиона долларов США. Кроме того, отчет о мировых катастрофах показывает, что почти 85 процентов всех бедствий были вызваны экстремальными погодными и климатическими явлениями за последнее десятилетие.

В Казахстане изменение климата наносит урон сельскохозяйственному сектору, водным ресурсам, пастбищам и лесам в стране. Ожидается, что более 50 процентов нынешней ледниковой массы будет потеряно к 2100 году, а стихийные бедствия, связанные с климатом, такие как сели, наводнения и засухи, увеличиваются по частоте и масштабу, и такая тенденция, как предполагается, сохранится в ближайшем десятилетии. Согласно прогнозам, климатические изменения приведут к резкому сокращению водных ресурсов (до 22 процентов) к 2100 году, что приведет к нехватке воды во всех восьми бассейнах страны. Казахстан является крупным поставщиком пшеницы, но ожидается, что к 2050 году урожайность снизится на 13–49 процентов[1].

Вдобавок к этим рискам, такое событие происходит в беспрецедентное время, когда почти каждая страна в мире сильно пострадала от пандемии COVID-19. Тем не менее, в то время, как такой момент представляет собой огромные проблемы, он также дает возможность переосмыслить наши стратегии развития, чтобы они являлись соразмерными, устойчивыми и обусловленными климатическими условиями. Поскольку мы обсуждаем стратегии восстановления, будем надеяться скоро, уже в среде после преодоления последствий COVID, это также является подходящим моментом для пересмотра нашего понимания рисков, подрывающего отношения между природой, экономикой и социальными системами. Это требует новых инструментов и подходов к обновлению партнерских отношений и моделей управления в будущем между учреждениями, предприятиями и местным населением.

Казахстан доказал свою способность осуществить качественный рывок в своем развитии. В этом году Казахстан отмечает 30-летие своей независимости. Оглядываясь назад, мы очень гордимся тем, что стали свидетелями силы и скорости развития Казахстана всего за три десятилетия, достигнув высокого статуса индекса человеческого развития, заняв 51-е место из 189 стран в 2019 году. Несомненно, прошлые достижения создают как сильную платформу, так и импульс для будущего развития.

Однако, в то же время показатели состояния окружающей среды Казахстана, такие как потребление энергии из ископаемого топлива, выбросы углекислого газа, деградация лесов и земель, остаются неблагоприятными. С дополнительным стрессом, который вызывает социально-экономическое воздействие COVID-19, Казахстан может потерять часть своих с трудом завоеванных достижений в области человеческого развития, если ему не удастся решить три основные проблемы антропоцена — борьба с климатическими изменениями, защита биологического разнообразия и обеспечение благополучия.

В условиях давления как на социально-экономическом, так и на экологическом фронте, это также подходящий момент для поиска следующего рывка на пути развития Казахстана после 30 лет независимости. Сохранение успеха в следующие 30 лет требует смены парадигмы в том, как природные активы используются для обеспечения траектории устойчивого роста. Я не сомневаюсь, что это возможно, учитывая огромную силу Казахстана с его человеческим капиталом и богатым экологическим разнообразием.

Стремление к борьбе с изменением климата в среде восстановления экономики после эпидемии COVID не может происходить «в привычном режиме». Восстановление и переход к устойчивой, социально справедливой, экономике, не оказывающей влияние на климат, могут и должны быть неразрывно связаны. Это требует экологически благоприятного консенсуса между всеми заинтересованными сторонами: от правительства до частного сектора, от местных сообществ до молодежи для «создания лучшего будущего».

Позвольте мне рассказать лишь о нескольких элементах, которые, на мой взгляд, важны для такой обновленной стратегии, основанной на нашем опыте работы в качестве ПРООН.

Во-первых, в центре нашей деятельности должно быть местное население. Это возможно благодаря комплексному взгляду на местное развитие. Изменение климата усугубило уязвимость местного населения во всем мире, а также неравенство. Те, кто меньше всего несет ответственность за климатический кризис, подвергаются наибольшему воздействию, более уязвимы и будут принимать на себя большее бремя - от снижения урожайности культур до увеличения бедствий и потенциальных конфликтов. Изменение климата все больше и больше влияет на бедные слои населения, и то, как мы справимся с такой точкой пересечения между уязвимостью, неравенством и неустойчивостью, определит наше будущее.

Это можно исправить: благодаря нашему опыту мы стали свидетелями того, как борьба с изменением климата вносит вклад в развитие регионов. Природосберегающие решения могут стать двигателем для поддержки местного экономического роста при сохранении важнейших обязательств в отношении биоразнообразия. Посредством своей работы мы уже видели множество примеров, когда такие усилия могут также превратиться в осязаемые и ценные хозяйственные активы для сообществ, таких как проекты по развитию экотуризма в Восточном и Южном Казахстане. 2-ая фаза схем микрокредитования Eco-Damu для населения, проживающего вокруг охраняемых территорий, будет запущена в ближайшее время как пример механизма устойчивого финансирования.

Такие инициативы возможны при наличии эффективных планов, предусматривающих комплексные решения. Тринадцать регионов страны в прошлом воспользовались такими градостроительными планами с низким содержанием углерода. Например, в Восточном Казахстане такие планы позволили реабилитировать пастбищные угодья на площади 247000 га. Существуют также другие возможности, и мы готовы работать над ними с нашими коллегами.

Второй пункт касается новых возможностей частного сектора, которым можно содействовать с помощью новых финансовых инструментов. Их можно ускорить, расширить и со стратегической точки зрения инвестировать в секторы биоразнообразия и энергетики - как для повышения эффективности, так и для возобновляемых источников энергии. Лучшим примером является наша работа с фондом ДАМУ в виде нового финансового механизма для низкоуглеродистых проектов в виде субсидий на энергетическую эффективность. Они привлекли более 100 проектов от бизнеса, 37 из которых получили финансирование на сумму 4,7 млрд тенге. Это показало нам, что 1 тенге субсидии мобилизует около 10 тенге частных инвестиций, создавая рабочие места, которые способствуют сохранению или восстановлению качества окружающей среды, в рамках проектов энергоуслуг. Подобные примеры существуют для возобновляемых источников энергии.

У нас имеются и другие примеры плодотворного партнерства с частным сектором, привлекающего новые инвестиции в зеленую экономику. Наше партнерство с блокчейн-компанией Bitfury для поддержки лесоразведения с помощью механизма углеродной компенсации, а также недавно запущенный проект с ENI по поддержке решений в области возобновляемой энергетики в школе в Туркестане - самые последние примеры.

Третий пункт касается необходимости интеграции принципов устойчивости в среднесрочные и долгосрочные стратегии развития посредством стимулирования экологических возможностей в стране. Поскольку в стране идет процесс реформирования государственного сектора, необходим комплексный взгляд на экономическое развитие – городское и сельское. При правильном сочетании политики зеленая экономика открывает огромные возможности для инноваций, которые можно поддержать с помощью целевых исследований и разработок, которые должны проникнуть в отрасли. Это также означает инвестирование в новые навыки для устранения разрыва между образованием и промышленностью для модернизации человеческого капитала с целью поддержки перехода к зеленой экономике на базе знаний.

Казахстан представил концепцию зеленой экономики 8 лет назад с целью инициирования структурного преобразования, и работает над стратегией низкоуглеродного развития и объявил о масштабной задаче создания экономики с нулевым чистым потреблением энергии к 2060 году. Это свидетельствует о глубоком ответственном подходе, который имеет решающее значение. Но в прошлом мы видели проблему слабого инвестирования, которая создавала разрыв между политикой и ее реализацией. Таким образом, как указано выше, решающее значение имеет комплексная финансовая стратегия для поддержки реализации и стимулирования государственно-частного партнерства для экологических инвестиций.

ПРООН совместно с Министерством индустрии и инфраструктурного развития скоро запустит «зеленый финансовый акселератор» для поддержки такой перспективы для инновационных финансовых инструментов в отношении «экологических» облигаций, факторинга и других механизмов, опираясь на многие другие примеры прошлого эффективного сотрудничества.

Несомненно, глобальный характер климатического кризиса требует международного сотрудничества. Казахстан раз за разом демонстрирует, что он является ценным партнером в международном сотрудничестве по борьбе с такими общемировыми проблемами, которые отражены в международных соглашениях, таких как Парижское соглашение, Сендайская рамочная программа по снижению риска бедствий на 2015-2030 годы и Повестка дня на 2030 год. Предстоящая конференция CoP26 - еще одна возможность показать, что мы тверды в своем решении и амбициозны для реализации смелых действий в отношении изменения климата.

И как глобальная организация, ПРООН оказывает непосредственную поддержку более чем 100 странам, включая Казахстан, в усилении действий по борьбе с изменением климата в соответствии с программой Climate Promise ПРООН. С учетом конкретных примеров и возможностей по увеличению масштабов важной работы в стране, а также с нашим глобальным охватом и совместными обязательствами по международному сотрудничеству, ПРООН остается верной продолжению своего плодотворного сотрудничества с Правительством Казахстана и всеми другими партнерами в целях поддержки устойчивого развития.

Для этого мы должны объединить наши силы для создания лучшего будущего и достижения всех ЦУР, не оставляя никого без внимания. Я считаю, что Конгресс соответствует своему назначению, собирая вместе руководителей государственных органов и предприятий, а также экспертов и представителей группы специалистов по проблемам окружающей среды. Я искренне надеюсь, что Международный конгресс ECOJER, проводимый накануне Всемирного дня охраны окружающей среды, станет ежегодной площадкой для такого рода обмена и диалога.

Вы можете рассчитывать на нашу поддержку всех усилий, направленных на обеспечение устойчивого будущего. Спасибо за сотрудничество.

 

[1]Казахстан. Двухгодичный доклад (BR). BR 3. Национальное сообщение (NC). NC 7. | Рамочная конвенция Организации Объединённых Наций об изменении климата (UNFCCC)

--- Article text goes here ---
Icon of SDG 13

ПРООН ПРООН в Мире

А

Азербайджан Албания Алжир Ангола Аргентина Армения Афганистан

Б

Бангладеш Барбадос Бахрейн Белиз Белорусь Бенин Боливия Босния и Герцеговина Ботсвана Бразилия Буркина-Фасо Бурунди Бутан

В

Венесуэла Восточный Тимор Вьетнам

Г

Габон Гаити Гамбия Гана Гаяна Гватемала Гвинея-Бисау Гвінея Гондурас Грузия

Д

Демократическая Республика Конго Джибути Домиинканская Республика

Е

Египет

З

Замбия Зимбабве

И

Индия Индонезия Иордания Иран

Й

Йемен

К

Кабо-Верде Казахстан Камбоджа Камерун Кения Кипр Китай Колумбия Коморские острова Косово Коста-Рика Кот-д'Ивуар Куба Кувейт Кыргызская Республика

Л

Лесото Либерия Ливан Ливия

М

Маврикий и Сейшельськие острова Мавритания Мадагаскар Малави Малайзия Мали Мальдивы Марокко Мексика Мозамбик Молдова Монголия Мьянма

Н

Намибия Народно-Демократическая Республика Корея Народно-Демократическая Республика Лаос Непал Нигер Нигерия Никарагуа

О

Объединенные Арабские Эмираты

П

Пакистан Панама Папуа-Нова Гвинея Парагвай Перу Програма помощи Палестинскому Народу

Р

Республика Ирак Республика Конго Российская Федерация Руанда

С

Сальвадор Самоа (мульти-страновой офис) Сан-Томе и Принципия Саудовская Аравия Свазиленд Северная Македония Сенегал Сербия Сирия Сомали Судан Суринам Сьерра-Леоне

Т

Таджикистан Тайланд Танзания Тихоокеанский регион Того Тринидад и Тобаго Тунис Туркменистан Турция

У

Уганда Узбекистан Украина Уругвай

Ф

Филиппины

Х

Хорватия

Ц

Центральноафриканская Республика

Ч

Чад Чили Чорногория

Ш

Шри-Ланка

Э

Эквадор Экваториальная Гвинея Эритрея Эфиопия

Ю

Южная Африка Южный Судан

Я

Ямайка