Тема Всемирного дня среды обитания в этом году - Активизация городских действий за мир, свободный от углерода. Как известно, начиная с 2007 года более половины населения мира проживает в городах, и, по прогнозам, эта доля вырастет к 2030 году до 60 %. Города и мегаполисы являются центрами экономического роста, притягивая население, бизнес, создавая рабочие места и обеспечивая около 60 % глобального ВВП. Вместе с тем быстрая урбанизация приводит к необходимости роста и расширения городской инфраструктуры и услуг: городского теплоснабжения, систем водоснабжения и водоотведения, сбора бытовых отходов, строительству зданий, дорог и пр. Все это вместе обуславливает значительный прирост вредных эмиссий в окружающую среду (различных загрязнителей), а также парниковых газов. В настоящее время на города приходится около 70% глобальных выбросов углерода и более 60% использования ресурсов.

Что не так с нашей инфраструктурой, и что можно улучшить?

Так, в  Казахстане при поддержке ПРООН и  Глобального Экологического Фонда в 15 пилотных городах Казахстана была выполнена инвентаризация парниковых газов по секторам городского хозяйства (за исключением промышленного производства), а также подготовлен SWOT-анализ муниципальных возможностей для низкоуглеродного развития. Было установлено, что основными городскими секторами, формирующими косвенные выбросы парниковых газов в городах Казахстана, являются: тепло- и электроснабжение жилых зданий (около 60 %), городской транспорт (18 %), а также муниципальное хозяйство - уличное освещение, работа насосных станций, отопление и освещение бюджетных/городских зданий (8-10 %). Как видно из этих данных, больше половины эмиссий парниковых газов в городах приходится на здания, которыми необходимо заниматься.

Фотография: ПРООН Казахстан, Один из жилых термомодернизированных домов в г. Нур-Султан

 

Большая часть зданий в Казахстане построена в 50-80 -ые годы 20 века и характеризуются как не энергоэффективные. По экспертным данным, в Казахстане расход тепловой энергии в зданиях составляет около 240 кВт⸱ч на 1 кв. метр в год (для сравнения этот показатель в Швеции – 82 кВт⸱ч/кв. м, в Германии – 120, во Франции – 126, в Англии – 130). В 2010-2013 гг. в Казахстане был проведен массовый энергоаудит жилых зданий, который показал, большое потребление тепловой энергии в многоквартирных жилых домах: например, в среднем в г. Алматы – 136 кВт⸱ч/кв.м в год, в г. Атырау – 181 кВт⸱ч/ кв.м в год, в г. Кокшетау – 257 кВт⸱ч/кв.м в год. Конечно, причина высокого теплопотребления в зданиях отчасти объективная – связана с холодным климатом Казахстана, но все же потенциал энергосбережения в этих зданиях составляет порядка 30-50 %.

Большая часть жилого фонда в крупных городах состоит из многоквартирных зданий с централизованным тепло- и энергоснабжением. Этот жилой фонд год от года устаревает и требует ремонта с элементами термомодернизации. Требует обновления также и связанная со зданиями инфраструктура городов: а именно, котельные, тепловые, электрические и водопроводные сети.

Полезные примеры, на которые можно равняться

В Казахстане при поддержке ПРООН за последние 10 лет реализованы более 90 пилотных проектов, продемонстрировавшие выгоды от комплексной термомодернизации зданий, городской инфраструктуры и апробации различных технических и организационных решений, ведущих к энергосбережению. Подавляющее большинство реализованных пилотных проектов в регионах продемонстрировали экономическую, и экологическую привлекательность: экономия энергии при реализации различных мероприятий находится в интервале от 6% до 45 % за отопительный сезон.

Широкий диапазон полученной экономии объясняется разным состоянием зданий, построенным в разные годы, разными типами применявшихся при строительстве технологий и решений и, следовательно, разными тепловыми потерями, а также разными техническими решениями, примененными при термомодернизации зданий в рамках пилотных проектов.

При этом величины сокращения косвенных эмиссий парниковых газов составляют в среднем от 50 до 100 тонн, а при комплексной модернизации зданий – достигают значений 190 тонн CО2 экв. за отопительный сезон от одного модернизированного здания. Разные мероприятия на объектах дают разный эффект (диаграмма 1), но он все равно значителен, чтобы им заниматься.

 

Как найти средства на модернизацию коммунальной инфраструктуры городов?

Для реализации проектов энергосбережения требуются значительные инвестиции для проведения термомодернизации. По результатам реализованных пилотов установлено, что для ремонта и утепления кровли, подвала здания, межпанельных швов на фасаде, замены окон, установки «умного отопления» для типового жилого многоквартирного дома требуется около 162 тыс. долларов США.

Учитывая, что в таком доме обычно находится 80 квартир, собственник каждой квартиры должен вложить в ремонт дома более 2 тыс. долларов США. Для многих собственников (а в таких достаточно старых зданиях проживают по больше части пенсионеры и малообеспеченные граждане), данная сумма является неподъемной и требует длительных накоплений, либо заимствований. При этом экономический эффект от комплексной термомодернизации составляет всего немногим более 1,3 млн. тенге за год. Понятно, что даже простой срок окупаемости этих мероприятий превышает все разумные пределы (более 50 лет). Отчасти, такая ситуация обусловлена достаточно низкими тарифами на энергию в Казахстане. В качестве примера отметим, что стоимость 1 Гкал тепловой энергии в Нур-Султане составляет в настоящее время 2,4 тыс. тенге (около 6 долларов США), что почти в 10 раз меньше, чем, например, в странах Европы.

Для преодоления данного барьера, связанного с долгой окупаемостью мероприятий по энергосбережению, ПРООН в Казахстане разрабатывает и тестирует различные финансовые стимулы и меры поддержки для обеспечения тиражирования опыта термомодернизации задний, поскольку, как было отмечено выше, эти мероприятия приводят к существенному сокращению энергопотребления и эмиссий парниковых газов, а значит должны поддерживаться государством, взявшим курс на декарбонизацию своей экономики.

Так, на ряде пилотных проектов ПРООН апробировалась схема энергосервисных контрактов (ЭСКО-контрактов) при выполнении отдельных видов капитального ремонта жилых зданий. Как известно, данная схема предполагает привлечение для ремонта специализированной энергосервисной компании (ЭСКО), работающей в сфере модернизации зданий для экономии энергии (электрической, тепловой, газа, воды). Экономия должна быть достигнута по сравнению с состоянием до модернизации («базовой линией») для собственников или арендатора объекта. Оплата услуг энергосервисной компании осуществляется из средств достигнутой экономии, которая образуется в результате проведённых технических мероприятий по модернизации здания.

Предварительный анализ показал, что наиболее быстрый и ощутимый эффект для получения экономии дают мероприятия по модернизации системы отопления и горячего водоснабжения (установка «умного отопления»). Для таких простых и сравнительно малозатратных мероприятий (инвестиции в пределах 8-10 тыс. долларов США на один дом) сроки окупаемости выходят за пределы 3-х летнего периода. В этих условиях ПРООН тестирует меры субсидирования, предусматривающие предоставление ЭСКО-компаниям 10 %-ной субсидии на ставку по коммерческому кредиту. В условиях мировой пандемии коронавируса и принимая во внимание сложное экономическое положение, в 2020 году также были разработаны меры поддержки в виде 40 %-ого субсидирования капитальных затрат для выполнения таких мероприятий. Все эти меры сокращают сроки возвратности кредитов и делают проекты жизнеспособными.

Другие мероприятия по термомодернизации жилых домов (фасад, кровля и пр.) более затратны и в большинстве случаев не интересны для частных ЭСКО-компаний. Реализация комплексного пилотного проекта в г. Нур-Султан показала, что реализация похожих мероприятий за счет привлечения заемного финансирования возможна только при наличии первоначально накопленного капитала в размере не менее 76 % от стоимости термомодернизации объекта. Решением данной проблемы может служить субсидия, как инструмент мотивации проведения ремонтных работ. Однако, субсидирование должно иметь источник формирования и такой внушительный размер будет тяжелым бременем для местных властей (операторов программ ремонтов зданий).

Возможно, если проведение модернизации рассматривать через фокус устойчивой инфраструктуры, заботы о климате, снижения рисков, связанных с обеспечением безопасности жилья и возможных последствий массового недовольства проживающих, данный показатель может быть оправдан и сопоставим с размером расходов, которые потребуются для устранения последствий, если не проводить такие ремонтные работы и не сокращать энергопотребление.

Для выполнения этой задачи потребуются значительные финансовые ресурсы. По нашим очень укреплённым оценкам они составят порядка 10-12 млрд. долларов США. Для покрытия этих расходов очевидно потребуются заемные средства, которые можно привлечь и использовать по назначению с применением финансовых механизмов поддержки потребителей через субсидирование и предоставление разумной грантовой поддержки, что успешно продемонстрировал опыт реализации пилотных проектов.

Реальны ли «зеленые» города?

При этом создание низкоуглеродных городов уже сейчас – реальность. В мировой практике известны города с высокой энергоэффективностью и как следствие – низкому удельному показателю эмиссий парниковых газов. Например, Рейкьявик (потребности в отоплении и горячем водоснабжении закрываются гидротермальной энергией), Ванкувер (расширенное использование гидроэнергии, солнечной и ветроэнергетики), Копенгаген (благодаря огромной плавучей ветряной ферме и большому количеству велосипедистов), Осло (использование возобновляемой энергии, эффективного освещения и успешных программ по совместному использованию автомобилей и велосипедов.

Учитывая, что урбанизация является одним из определюящих трендов 21 века, правильная урбанистическая политика может стать сегодня драйвером решений проблем развития и заложить основу более открытого, инклюзивного и устойчивого будущего для всех.

Icon of SDG 0 Icon of SDG 07 Icon of SDG 11 Icon of SDG 12 Icon of SDG 13

ПРООН ПРООН в Мире

А

Азербайджан Албания Алжир Ангола Аргентина Армения Афганистан

Б

Бангладеш Барбадос Бахрейн Белиз Белорусь Бенин Боливия Босния и Герцеговина Ботсвана Бразилия Буркина-Фасо Бурунди Бутан

В

Венесуэла Восточный Тимор Вьетнам

Г

Габон Гаити Гамбия Гана Гаяна Гватемала Гвинея-Бисау Гвінея Гондурас Грузия

Д

Демократическая Республика Конго Джибути Домиинканская Республика

Е

Египет

З

Замбия Зимбабве

И

Индия Индонезия Иордания Иран

Й

Йемен

К

Кабо-Верде Казахстан Камбоджа Камерун Кения Кипр Китай Колумбия Коморские острова Косово Коста-Рика Кот-д'Ивуар Куба Кувейт Кыргызская Республика

Л

Лесото Либерия Ливан Ливия

М

Маврикий и Сейшельськие острова Мавритания Мадагаскар Малави Малайзия Мали Мальдивы Марокко Мексика Мозамбик Молдова Монголия Мьянма

Н

Намибия Народно-Демократическая Республика Корея Народно-Демократическая Республика Лаос Непал Нигер Нигерия Никарагуа

О

Объединенные Арабские Эмираты

П

Пакистан Панама Папуа-Нова Гвинея Парагвай Перу Програма помощи Палестинскому Народу

Р

Республика Ирак Республика Конго Российская Федерация Руанда

С

Сальвадор Самоа (мульти-страновой офис) Сан-Томе и Принципия Саудовская Аравия Свазиленд Северная Македония Сенегал Сербия Сирия Сомали Судан Суринам Сьерра-Леоне

Т

Таджикистан Тайланд Танзания Тихоокеанский регион Того Тринидад и Тобаго Тунис Туркменистан Турция

У

Уганда Узбекистан Украина Уругвай

Ф

Филиппины

Х

Хорватия

Ц

Центральноафриканская Республика

Ч

Чад Чили Чорногория

Ш

Шри-Ланка

Э

Эквадор Экваториальная Гвинея Эритрея Эфиопия

Ю

Южная Африка Южный Судан

Я

Ямайка